Тема 13. Дом с привидением

Романом “Дом с привидением” (1979) Иоанна Хмелевская начинает пенталогию (5 романов) о Яночке и Павлике Хабровичах. В пенталогию также входят следующие романы: “Особые заслуги” (1981), “Сокровища” (1988), “Две трети успеха” (1991) и “На всякий случай” (1993). Впервые же Яночка и Павлик в творчестве писательницы появляются в романе “Большой кусок мира”, где встречаются с Тереской и Шпулькой.

Книгу “Дом с привидениями” издательства “Phantom press” 1993 года в переводе Е. Полецкой мне на Камчатку прислала подруга в посылке. Было это где-то в 1990-е годы. Я много лет знала только этот перевод, пока в 2015 году на сайте Ozon.ru я не купила шестой том 6-томника издательства “Аванта+” 1995 года издания. Здесь был перевод Веры Селивановой, которую я считаю лучшим переводчиком на русский язык Иоанны Хмелевской, поэтому я пользуюсь этим переводом. У Веры Селивановой роман назван “Дом с привидением”, что правильнее по сюжету.

Кстати, первые 5 томов этого 6-томника, купленные с рук на Камчатке в 1990-е годы, у меня в суперобложках. А 6-й том с Ozon.ru прислали без суперобложки, отчего я грустно вздохнула. Но недавно в Интернете увидела, как выглядела эта суперобложка:

 

Сюжет заключается в следующем: семья Хабровичей получила в наследство дом в Варшаве и все перипетии крутятся вокруг этого дома. В это же время Яночка и Павлик подобрали ирландского сеттера, которого назвали Хабром (“Собака Хабровичей должна называться Хабром, разве не так?”), и с его помощью с лёгкостью распутали два преступления. Кстати, в моей первой книге, в переводе Е. Полецкой, Хабр назван Васильком. По-польски “chaber” – “василёк”.

В романе “Дом с привидением” есть несколько моментов, напоминающих нам о других романах. “Проклятое наследство”: “- И никакие это не сказки! – обиделась Яночка. Я не виновата, что на нас свалилось наследство… проклятое, как его называет папа”.

В садике дома Хабровичей бил фонтанчик из лопнувшей трубы. Такой же фонтанчик был возле заброшенного дома в Силезии, где жили Лесь с коллегами, когда делали замеры замка (роман “Лесь”).

Когда бабушка ушла из дома давать свидетельские показания в милицию, Яночка и Павлик сидели возле запертого дома, так же как Тереска с братом, когда ушла их бабушка в романе “Проза жизни”.

Так же несколько раз упоминаются слова «стечения обстоятельств», но до этого романа было ещё далеко.

Расположение унаследованного дома указано чётко: “- На улице Красицкого, район Мокотув. А садик выходит на две улицы, дом угловой. … Он состоит из двух частей, так одной из них целых сто лет, может, даже и сто пятьдесят, а второй всего сорок восемь. … – А сколько этажей в доме? – Два. Но зато есть чердак”.

Мы долго ходили по улице Красицкого, выбирая дом для семьи Хабровичей. Улица эта большая и красивая, подходящих домов там много. Выбирайте, какой вам больше нравится:

Первый дом. Угловой, почти не видимый из-за разросшегося садика, но чердак в нём точно есть:

Второй дом. Чердак с зарешёченным окном тоже имеется:

Мне больше всего нравится третий дом из тех, что я предлагаю. Создаётся впечатление, что он построен в разные эпохи, хотя, скорее всего, это дом на двух хозяев, и одни сделали в доме ремонт, а другие – нет. И три семьи в него точно поместятся, и машина имеется, подходящая по возрасту к роману:

“Дом с привидением” является одним из камерных романов, где всё действие происходит практически только на улице Красицкого. Ещё одним таким романом является, пожалуй, только “Миллион в портфеле”.

Эпизод, когда водопроводчик с паном Хабровичем пытались выкрутить довоенную арматуру, а после того как внизу открыли вентиль всё вылетело само, обдав их водой, произошёл с самой Иоанной Хмелевской. Цитата из автобиографии, глава “Вторая молодость” (перевод Л. Стоцкой): “Именно тогда разразился мой кухонный катаклизм. То ли подтекло, то ли засорилось, не помню – отчётливые воспоминания связаны лишь с водопроводчиком. Надо было делать ремонт. Мы перекрыли воду в подвале, он проверил, что у меня испортилось. Водопроводчик вынес неутешительный приговор: авария капитальная, надо менять всю арматуру. Он зашпунтовал отверстие от снятого крана.

Мы обсуждали, что предпринять, в этот момент кто-то, должно быть, открыл воду в подвале, шпунт выбило с силой пушечного ядра, мощная струя обдала водопроводчика, а со стены рухнул квадратный метр штукатурки, обнажив трубы.

Водопроводчик был настроен философски.

– Ну, теперь пойдёт легче, – подбодрил он меня, вытираясь тряпкой.- Всё видно. Только вот ремонтик вам придётся сделать побольше”.

В романе “Дом с привидением” вновь поднимается тема марок. В автобиографии пани Иоанна рассказывает о марках в своей жизни так: “В какой-то момент филателистической манией заболели мои дети. Они заразили меня и моего отца. У детей страсть прошла, а у отца и у меня осталась. Наша мания, впрочем, была вторична, можно сказать, рецидив: отец собирал марки в юности, а у меня был дедушка-коллекционер” (глава “Третья молодость”, перевод Л. Стоцкой).

Я в детстве тоже собирала марки, вместе с папой. Конечно, никаких раритетов у меня и в помине не было.

Марок касалось одно из преступлений, в расследовании которого приняли участие Яночка и Павлик. Преступники воровали старые, но не редкие марки Гондураса, и печатали на них фальшивую надпечатку “Авиапочта” = “AEREO CORREO” (по-португальски). Такие надпечатки делали в 1925 году, марки с этой надпечаткой являются раритетными.

Такие марки уже упоминались в коллекции у пожилого пана из “Проклятого наследства”. Мартин тогда перечислял: “Полный Гондурас и авиапочта…”.

Настоящий Гондурас с надпечаткой выглядит вот так:

Милиция напала на след преступников благодаря зашифрованной записке, найденной Яночкой и Павликом. Для шифра был применён Польский ценник иностранных марок за 1974 год – такой же вместе с каталогом Гиббонса давала Иоанна Мартину в “Проклятом наследстве”. На след удалось выйти благодаря тому, что преступники в шифре использовали марку с изображением дворца в Виланове.

Такую марку мне найти не удалось, но вот польская марка с Вилановским дворцом 1977 года:

При расследовании второго преступления и выдворения из своего дома грымзы-соседки, Яночка и Павлик обратили внимание на почтальона, которые приносил ей какие-то подозрительные посылки. Выдрессировав Хабра и бабушку встречать настоящего почтальона, дети распутали и это.

Почту и почтальонов рядом с улицей Красицкого мы не увидели, но, раз уж речь идёт о марках, попалась в Интернете вот такая марка с изображением польского почтальона, выпущенная через год после издания романа:

Кроме того, Яночка и Павлик пугали соседку тыквой с вырезанной рожей, которую они нашли на чердаке. С вставленной внутрь свечкой и подвешенная на удочке тыква перепугала не только грымзу-соседку, но и бабушку и была принята за приведение.

Самую красивую тыкву с вырезанной рожей я видела на Хэллоуин 2009 года в Японии, в Киото. Хочу поделиться:

И свечку внутри видно.

Но она не страшная. Вот эта тыква из Интернета пострашнее будет:

Именно таким было привидение в доме, который унаследовала семья Хабровичей.

Всё это происходило осенью, а следующим лето, на каникулах, Яночке и Павлику предстояло отправиться отдыхать на Висленскую косу и там заработать себе “особые заслуги”.

You may also like...